Цель проекта жизнь, но под дурманом тотальной пропаганды, никто даже не задумывается, что она одна и висит на волоске
Через классические выборы, изменения нужные людям провести нельзя. Поэтому я кандидат в президенты приглашаю лично Вас и всех Землян потратив минуту на суть, посильно присоединится к созданию и Мировому туру Главного шоу цивилизации http://www.kissproject.info/2017/09/blog-post_13.html

в работе
- Бабушка, а расскажи, пожалуйста, как и когда была основана Колония? Откуда сюда пришли Пингвины? Зачем они не оставались на прежнем месте? – в очередной раз начал канючить Баламут, неуклюже скользя рядом с Бабушкой.
- Ну, сколько можно повторять, мал ты еще, вырастешь - все узнаешь. – Бабушка с виду была непреклонна, но втайне гордилась такой пытливостью внука и отнекивалась лишь для порядка.
- Но ты говорила мне, что расскажешь, когда наступит лето. Вот же оно, наступило – не унимался Баламут, и Бабушка сдалась.
- Много тысячелетий назад на Остров приплыла стая Пингвинов, их было не более 50 особей, не то, что теперь – тысячи. Сейчас никто не знает, почему они снялись с насиженных мест и прибыли сюда: может причиной тому стала какая-нибудь катастрофа, возможно, они искали лучшей жизни, или просто были странниками. Да это уже и не важно.
- Говорят, они высадились на Остров темной ночью и еще точно не знали, останутся ли здесь.
- Говорят, на рассвете Прародитель вышел из временного убежища, смотрит, а из-за морского горизонта высовывается лучик. Тоненький такой, маленький, но прыткий, поэтому тут же окрашивает кусочек моря в огненно-красный. Через несколько секунд он матереет, набирает силу, становится настоящим лучом и разрисовывает часть моря. К нему подтягиваются другие лучи и лучики, и вот уже все море вокруг огненно-красное. И тогда, увидев всю эту красоту, он решил обосноваться здесь навсегда.
- Бабушка, а что значит навсегда?
- Это очень-очень долго, милый – ответила та.
- Дольше, чем сто лет? – и без того выпученные и пытливые глазки Баламута еще больше округлились.
- Да, внучок. Слушай дальше. Это были добрые, открытые и трудолюбивые существа. Их целью было жить в мире и гармонии с окружающей средой. Никому не причинять зла и беспокойста, трудиться, жить, радоваться, становиться лучше.
Но поначалу им пришлось очень тяжело, ведь они не могли отплывать далеко от берега, чтобы наловить Рыбы. Их клювы были слишком мягкими и мало приспособленными для ловли Сардин. Пингвинам почти приходилось голодать, так как питаться они могли только мелкими ракообразными. Лишь изредка у кого-то из них получалось поймать жирную и лоснящуюся Сардину, но когда это им удавалось – в Колонии был Праздник.
- Похожий на те, что бывают сейчас в День рождения Потомка Главных Пингвиноводов? – протрещал Баламут.
- Нет, дорогой, сейчас в такие Праздники проводится много песнопений, обрядов, танцев, как угощение подается много Сардин, килей, анчоусов, и всякая другая снедь. Ты помнишь, как хорошо говорил месяц назад Потомок Главных Пингвиноводов? Помнишь пропитанные таким искренним теплом слова про нашу жизнь, достаток, про то, как он беспокоятся о нашем благополучии и достатке, переживает и волнуется, когда мы болеем? Какой же они хороший, все таки.
- Ой, что-то я отвлеклась. птенчик, старая стала, совсем плохо начала соображать.
Баламут подпрыгнул, и традиционно возразил, как всегда в подобных случаях.
- Да что ты, Бабушка, совсем ты не старая, разве 25 лет это много?!
- Немало, дорогой. Но, знаешь, я уже застала благополучную жизнь, а представь, каково было в самом начале. Говорят, наши предки в то время начали строить небольшие плоты, чтобы можно отплывать дальше от берега. Постепенно начали приспосабливать клювы, затачивать их, придавая необходимую и самую лучшую для ловли рыб форму.
- Говорят, в какой-то момент Прародителю пришла в голову идея организовать и упорядочить труд Пингвинов, теперь они уже строили плоты побольше, отплывали подальше, одни гребли, а другие в это время ловили рыбу. Так получалось выгодней для всех.
- Постепенно Колония стала разрастаться, наши предки построили Школу, Больницу. И, хоть они и были миролюбивые, но пришлось учредить и Полицию, и Армию. Но это все было давно, глупыш, а теперь у нас благополучие и хорошо отлаженная Система.
Тем временем Бабушка и Внук пришли домой, и Баламут съехал с горки, лёжа на животе.
- Ох и натерпимся мы с ним, - вздохнула Бабушка, и пошла чистить Рыбу.

!!.
- Папа, папа, а зачем мы несем Рыбу в Хранилище?! – Баламут еле поспевал за Папой.
- Я – потому, что так надо и выгодно, а почему ты за мной увязался – это тот еще вопрос.
- Нет, Папа, я спрашиваю вообще, ведь мы можем преспокойно хранить Сардины у нас в подвале, так они будут всегда у нас под рукой.
- Но и с Хранилища мы можем забрать их когда захотим. – пояснил Отец.
- А вдруг Казначей не отдаст нам её, когда она нам понадобится?
- С чего ты взял, глупыш? Ведь я всю жизнь хранил Сардины там, и мой Отец хранил, и Дедушка, и всегда их возвращали. Но даже не это главное, дорогой мой Баламут, тут основная суть в том, что отдавая в Хранилище, к прримеру, три Сардины, через два месяца ты можешь забрать уже четыре. Это очень выгодно, потому что если Сардины будут находиться у нас в подвале, то через три, и через четыре месяца у нас все равно будет столько Сардин, сколько мы их изначально туда положили. А с Хранилища мы через какое-то время заберем больше Рыбы, чем отнесли.
- Но Папа, откуда же возьмется эта дополнительная четвертая Рыба? Не приплывет она с моря сама? – почесал клюв Баламут.
- Но наши соседи ведь тоже несут Сардины в Хранилище, вот Казначей, скорее всего заимствует на время эту рыбу у них. Я не особо в этом разбираюсь, там целая система Хранения, но сынок, так было всегда! Так должно быть!
- А если соседи тоже захотят забрать свою Рыбу? И соседи соседей? Все Пингвины? – не унимался Баламут.
- Не морочь мне голову, пришли уже. Что за ребенок?! Чтоб я когда-то еще раз взял тебя с собой …. Натерплюсь с тобой, чувствую…

!!!!
Так Баламут рос, беспрестанно мороча голову родителям, учителям, выспрашивая что-то, интересуясь и высматривая.
Он часто ходил к Хранилищу и чем взрослее становился, тем больше у него возникало вопросов, он подолгу думал:
Откуда берётся дополнительная Рыба?
Что станет с Хранилищем, если все Пингвины разом решат забрать всю свою рыбу?
Почему его родители и большинство их соседей работают, но есть сотни две Пингвинов, которые живут за их счет, ничего не делая?
Почему им говорят, что у них все благополучно, но он видит, как иногда, уже в эти благословенные времена, некоторые Пингвины умирают с голоду?
Почему после ловли Рыбы, одним дают среднюю рыбешку, одним – мелкую, но все самые лучшие Сардины забирает Потомок Главных Пингвиноводов, как собственник плота?
Баламут рос уникальным Пингвином, и не только по внешним признакам. Как и у всех его сородичей, у него были белые грудь и живот, темные спина и голова, вокруг глаз - тонкое белое кольцо. Но при этом, у Баламута была окрашена оранжевым передняя часть шеи, а ростом он был немного выше, чем все его сверстники.
Местные врачи и ученые говорили, что, видимо, у птенчика произошел какой-то сбой генома, но никаких патологий не находили.
Родители и Бабушка Баламута волновались, они видели оригинальность Птенца, угадывали в нём повышенное чувство справедливости и понимали, что рано или поздно это во что-то выльется? Но во что? Ответа они не находили.
Баламута же эти вопросы нисколечки не беспокоили, он жил, не задумываясь о таких вещах, ходил в школу, как и все Дети-Пингвины съезжал с горки на спине, задирался с Тюленями.
Баламут, при этом, хорошо учился, и это давалось ему очень легко. Птенцу, в отличие от своих одноклассников, не приходилось особо долго сидеть над учебниками, зубрить теоремы. Обычно ему хватало прочесть информацию разок-другой, и он уже навсегда запоминал её.

!!!!
Так Птенец вырос в самостоятельного, крупного, умного и весьма симпатичного Пингвина.
Баламут не любил держаться стаей, хоть и не чуждался общества. Это происходило как-то само собой, и взрослым он часто гулял по Острову, заглядывал во все уголки Колонии, много размышлял над её устройством, несправедливостью.
(пропаганда) Баламут удивлялся речам Потомка Главных Пингвиноводов, который говорил, что в Колонии все хорошо.
- Почему он врет?
- Отчего остальные Пингвины молчат?

(идеализм, соц справедливость).
И хоть чаще Баламута можно было видеть одного, он всегда заступался за жертву, когда происходила какая-то социальная несправедливость касательно других Пингвинов. Если для этого приходилось ввязываться в драку – а чаще всего так и бывало – Баламута это не останавливало.
Однажды был такой случай.
Баламут гулял вместе со своим другом, и они увидели, как три других Пингвина отнимают Рыбу у четвертого.
- Разве ж можно пройти мимо просто так?! – возмутился Баламут.
- Но их трое, посмотри какие они жирные и сильные, нас поколотят и мы ничего не добьемся. – возразил его друг. – Зачем лезть на рожон, если нас это никак не касается? Логично ж?
- Но завтра Рыбу могут забрать у тебя. Все просто: если ты не заступишься за них сегодня, завтра никто не заступится за тебя!
Так, впрочем, и произошло: Друг пошел прочь, а Баламут заступился за жертву, влез в драку. Он не отнял Сардины у обидчиков, но, по крайней мере, жертву больше не били и отпустили домой.
А на следующий день Сестру Друга ограбили и поколотили, а остальные проходили мимо, даже не останавливаясь.
В больнице Друг все никак не мог успокоиться и непрестанно повторял:
- Ну как же можно было пройти мимо?! Это же слабенькая и маленькая девочка, она ничего плохого никому не сделала. В сущности, она еще и не начинала жить, и вот у неё какие увечья: виколот глаз и сломано крыло. Даже если Сестра поправится, она уже никогда больше не будет веселой и беззаботной трещоткой.
Так сначала Друг пополнил ряды идеалистов, а потом и несколько других соседей присоединялись к ним по разым причинам: кого то тоже обижали; кто-то не любил Потомка Главных Пингвиноводов. Некоторых бесила социальная несправедливость, так как они были вынуждены тяжко работать, в то время как кучка хитрых Пингвиноводов мало того, что не работала, так еще и руководила остальными и заставляла их работать.
Команда Баламута пополнялась, они встречались вместе и подолгу беседовали. Баламут знал, что все это недаром, и когда-нибудь они вместе добьются справедивости.

А еще Баламут был очень смелым и всегда первым входил в воду. Всем известен «эффект Пингвина», когда никто из них не хочет первым заходить в воду. Часто такая процедура продолжается минут тридцать. Но как только один из Пингвинов наберётся храбрости и, в конце концов, прыгнет в воду, остальные следуют за ним. Но не было ни одного случая, чтобы Баламут заходил в воду вторым. Лидерство было у него в крови.
И, как все оригинальные личности с харизмой и сумашедшинкой, Баламут много мечтал. Не только об обществе социального равенства и справедливости, всеобщем благе и гармонии, Баламут еще хотел научится летать.
Друзья говорили ему:
- Ну ты и странный. Ведь всем же известно, что Пингвины не умеют летать!
- А вы пробовали? – неизменно отвечал Баламут, и уходил на пустырь, где у него был Летный Полигон, как он про себя называл это место. В сущности, ничего особенного здесь не было. Баламут соорудил с кусочков льда, затверделого снега, каких-то подручных материалов небольшую горку, с которой «слетал».
И да, он не научился летать, как чайки, но и не падал вниз камнем. Каждый раз у него все получалось все лучше и лучше, и он точно знал, что рано или поздно по-настоящему полетит.

!!!!!
В тот год что-то страшное произошло с морем: Сардины почти все перестали ловиться. Старейшины говорили, что виной тому черные маслянистые пятна на поверхности моря, которые приплывали откуда-то. Пятен становилось все больше, а Рыбы – меньше.
В один ужасный день плот вернулся с моря вообще без улова, только небольшую кучку килей удалось поймать.
Но причин для паники не было: каждая пингвинья семья знала, что они прилежно трудились и у каждого из них навалом Сардин в Хранилище.
- Хорошо, что я не послушал тебя, и не хранил Рыбу дома. – говорил Баламуту друг. – Ведь у тебя в твоем подвале небольшая кучка Сардин, а я ж смогу забрать намного больше Рыбы, чем вносил. Так что я смогу продержаться и пережить эти сложные времена, но не беспокойся, дружочек, тебя я в беде не оставлю, на то мы и друзья.
- Что ж, спасибо! Надеюсь, так все и произойдет, и не мне придется тебе помогать - ответил Баламут и пошел к себе на Полигон.
В последнее время он не столько летал, как просто сидел у своей горки и думал:
- Что будет дальше, когда запасы Рыбы подойдут к концу?
- Что станет с Колонией?
- Сколько Рыбы в Хранилище?
- Откуда Казначей будет брать Рыбу, чтобы отдать Пингвинам все причитающееся, да еще и с процентами?
- Долго ли еще будут прибывать эти ужасные черные пятна?
???

!!!!
- Они, они, они не отдали мне мою Рыбу! Как так может быть?! Но я же вносил столько Рыбы?? Куда же она подевалась?? Ведь это же МОЯ Рыба!! – трещал Друг Баламута, он трясся и заикался, он был в панике и никак не мог взять в толк, что происходит.
- Давай пойдем ко мне домой, дружочек, и подумаем, что дальше делать! А то тут, вокруг Полигона много Пингвинов трется, в том числе и подозрительных.
В тот вечер друзья так ничего и не придумали, а наутро Друг опять пошел к Хранилищу за Рыбехой. Он оказался там не один, много его соседей окружили Хранилище, но Рыбу не получил никто.
Разнообразная реакция была у Пингвинов.
Некоторые ошеломленно хлопали крыльями, ничего не понимая.
Другие очумело разглядывали Хранилище, толпы Пингвинов, и уходили домой.
Многие плакали.
Но большинство Пингвинов, как и Друг Баламута, было разъярено.
- Мы должны пойти прямо к Потомку Главных Пингвиноводов, ведь, в коне концов, Хранилище принадлежит ему, а Казначей – его подчиненный. – Друг Баламута пошел вперед, зовя за собой остальных.
Но двери и окна в доме Потомка Главных Пингвиноводов были закрыты, в дом никак не попасть.
Самые смелые из Птиц предлагали как-то перелезть через гигантский забор.
- Давайте не будем спешить, а придем завтра к Хранилищу еще раз. Я посоветуюсь с Баламутом, он умный, может придумает что-то.

!!!
- По правде говоря, я не знаю, что делать. У Потомка Главных Пингвиноводов точно в запасе имеется рыба, Хранилище не полностью пустое. Но насколько её хватит? Уйдут ли пятна? Проводить ли с ним переговоры, или отнять остатки Рыбы? Я и правда не знаю, Друг!
Наутро к хранилищу пошли вместе, и вся толпа выбрала Баламута в качестве своего представителя.
Баламут постучал в двери и прокричал охранннику, что если он не позовет Потомка Главных Пингвиноводов, то все Пингвины построят гигансткую стену из снега и льда, перелезут через забор и разнесут Хранилище вдребезги.
Через час прибежал Казначей, он весь запыхался и еле соображал.
- Давай пойдем на совещание в Дом Потомка Главных Пингвиноводов, - предложил.
- Давай, - согласился тот.
Потомок Главных Пингвиноводов был в панике и не скрывал этого. Баламут был крайне удивлен, ведь доныне если в Колонии случались какие-то проблемы, то их решали. Хорошо ли, плохо ли, но они решались.
И никогда, никогда ни Потомок Главных Пингвиноводов, и его ближайшее окружение не показывали страха.
- Рыбы хватит всем на месяц. – констатировал Потомок, - ситуация не критическая, но я не мог распорядиться так, чтобы всю Рыбу отдали. Ведь в таком случае лишь маленькая часть Пингвинов получит всю свою Рыбу, а остальным не достанется вообще ничего.
- Я предлагаю так, - продолжил тот дальше. – Казначей будет отдавать каждому по одной Сардине в день, а там пятна уйдут, и мы опять, как и прежде будем ловить вдоволь Рыбы, и все встанет на свои места.
- Но этого же ничтожно мало, Пингвинам не хватит какой-то жалкой одной рыбешки в день.
- Придется потерпеть. Я понимаю, что этого мало. Я хотел бы исправить ситуацию, ведь если погибнут все Пингвины, я погибну тоже. Давай попробуем, а? В, конце концов, так мы же ничего не теряем, а!
- Ага, не теряем, да, мы уже потеряли все, что могли!! – вздохнул Баламут.

!!!!
Так прошло две недели. Еще так недавно процветающий Остров в западной части атлантического сектора Антарктики погрузился во Тьму.
Рыбы хватало лишь только на то, чтобы не умереть с голоду.
Жирные маслянистые пятна все прибывали.
Сардин не было вообще, сначала в море попадалась меленькая Рыбеха, но потом перестала ловиться и она.
Плоты перестали выходить в море за Рыбой. Смысл?
Школа закрылась. А и правда, кому оно сейчас надо?
Потомок Главных Кукловодов и Баламут каждый день проводили переговоры, но о чём можна договориться в данной ситуации?!
Дошло до того, что Пингвины начали подозревать Баламута в сговоре с Потомком.
- Ага, сами то небось вдвоем Сардинку уплетают за обе щеки, пока договариваются, а мы тут голодаем! – говорили Пингвины.
Через две недели Пингвины не выдержали.
Сначала они забрали все плоты и весла себе, но кому они нужны, когда Рыбу ловить невозможно?!
Потом они разгромили все Хранилище и поделили между собой остатки Рыбы. Но кому нужно пустое Хранилище?
Затем они разнесли Полицию. Но кому нужны правоохранительные органы в такое время?
Какое право охранять?
От кого?
И главное – Зачем?
Но разве могли все эти бессмысленные, в сущности, действия прогнать Черные Жирные Маслянистые Пятна?
Предотвратить Гуманитарную Катастрофу?
Наладить жизнь на еще буквально на днях процветающем и благополучном Острове?


Дальше необходимо выбрать следующие варианты:
Организовываем бунт во главе с Баламутом? Или без бунта?
Разгромляем остров до конца или оставляем?
Уничтожаем остров, но самые умные Пингвины спасаются? (Остров погружается в море, например)

Также необходимо согласовать:
- где, как и что усилить, добавить?
- какие дополнительные моменты осветить?
- может какие-то моменты развить? 
Отправить комментарий