Выберите подходящий вариант

Цель проекта жизнь, но пока под дурманом тотальной пропаганды, кто всерьез думает, что она одна... Поэтому есть предложение провести #выборы2018 в виде “магазина на диване” С прилавками любителям и профессионалам http://www.kissproject.info/2017/07/blog-post_8.html


Лера Живило Украина "Запоздавшее раскаяние "

Рассказ присланный в рамках задания что в ссылке.
http://www.kissproject.info/2015/09/blog-post_16.html
Пояснения автора и моя рецензия в коменте
Лера Живило 
Украина
Запоздавшее раскаяние 
Шел 1314 год от Рождества Христова. Ноябрьское небо тяжелыми каплями дождя оплакивало
умирающего короля Филиппа Красивого. Королевская резиденция в Фонтенбло была погружена во мрак. Невидящим взором монарх уставился в потолок. Ему мерещилось, что у его ложа туманными фигурами собрались те, кто ушел в небытие раньше него. В толпе призраков он увидел крепкого старика с суровым лицом. На нем был плащ с символикой ордена тамплиеров.
Нет! - Истошно закричал Филипп, тщетно стараясь привстать на локтях. - Убирайся отсюда, проклятый храмовник! Еретик!..
Твой род обречен. - Произнес призрак и растаял в полумраке королевской спальни.
Филипп в изнеможении откинулся на подушки, тяжело глотая влажный воздух, исступленно комкая ледяными пальцами покрывало. Он с ужасом осознавал, что скоро умрет. Страх и смертная тоска стальными когтями сжимали его сердце. Филипп вспомнил глаза загнанных оленей, на которых любил охотиться в своих лесах. Теперь он понимал, что они чувствовали, когда свирепая стая гончих окружала их, скаля пасти, предвещая неминуемую гибель.
Король Франции Филипп IV из рода Капетингов лежал в своей постели, дожидаясь смерти. Здесь он появился на свет, здесь он и отойдет. Как глупо прошла жизнь, как много совершено ошибок. Если бы жизнь можно было прожить еще раз, Филипп, вероятно, избрал бы иной путь. В агонии рождались мысли о том, для чего он пришел в этот мир, для чего в него приходят остальные. У каждого должна быть цель. И у короля, и у простолюдина. Но, какова была его, Филиппа, цель в этой земной жизни? Взойдя на престол юнцом, Филипп свято верил в то, что его правление положит начало великой эпохе. Однако годы внесли свои коррективы. Алчность и жестокость победили идеи гуманизма в душе монарха.
Не найдя ответов на свои вопросы, Красивый взвыл на своих высоких подушках от бессильной ярости и боли.
Он открыл глаза и снова увидел призрак Жака де Моле прямо у своего ложа.

Уйди… - Простонал король.
Да, сир. - Ответил тамплиер. - Но ты уйдешь вместе со мной. Я буду твоим ангелом смерти. Ты начал так много дел, а закончил так мало. Я надеюсь, ты готов. Смирись с тем, что ты мертвец.
Лицо Великого Магистра ордена тамплиеров стало покрываться сажей, глаза запали, из пустых глазниц на короля смотрела черная пустота небытия. Кожа Жака де Моле сморщилась и начала лопаться, как сухой пергамент. Комнату наполнил дым костра. Филипп, переполняемый ужасом, пытался кричать, но из остывающей груди его вырывался лишь сиплый кашель. Сердце остановилось. Но глаза! Его глаза продолжали видеть. На удивление, рассудок также не покинул короля, даже стал яснее. Он видел, как в его опочивальню вошла челядь, представители духовенства и приближенные короля. На их лицах не было ни печали, ни скорби. Убедившись в том, что монарх почил в бозе, они принялись обсуждать вопросы престолонаследия и прочие важные дела.
Я ведь не умер! - Проговорил изумленный Филипп и обнаружил, что стоит у своего ложа, на котором лежит покойник с перекошенным ртом. - Пресвятая Дева… я умер…
Ты умер! - Торжественно произнес призрак Жака де Моле. - Но так просто я тебя не отпущу, Филипп Капетинг!
Филипп ощутил грубое прикосновение к плечу и увидел на нем обуглившуюся руку Великого Магистра.
Ты обрек меня на ужасную казнь, ты предал огню мое тело, но моя душа вечна! - Закричал тамплиер и его голос колокольным звоном оглушил Филиппа.
Ты хочешь знать, для чего мы приходим в этот мир? Ты узнаешь!..
Призрак короля закрыл глаза и перенесся в давно забытые времена.
Витая под потолком бесплотным духом, он увидел себя семнадцатилетним королем, сразу после коронации в Реймсе. Его отец Филипп III допустил много ошибок во времена своего правления. Казна была практически пуста, легаты Папы Бонифация требовали строгого выполнения их указов.
Филипп изумленно смотрел на себя молодого, восседавшего в отцовском кресле и перебирающего длинными изящными пальцами складки собственной мантии.
Сир, но вы не сможете править государством без советников вашего отца! Уж кто, как не мы знаем, чем живет Франция, благослови ее Господь!.. - Простирая руки к юному монарху, твердил королевский чиновник.
Увы, мы более не нуждаемся в ваших услугах. Политика моего отца привела государство к нищете. Казна пуста, народ голодает. Вероятно, так вышло отчасти из-за того, что рядом были не те люди. Решение принято. Прощайте.
Лицо юного короля было строгим и прекрасным. Говорил он спокойно, но твердо. Бывший советник почившего монарха лишь опустил глаза, чтобы новый король не увидел в них пылающей ненависти. “Правильно! Я все правильно тогда сделал!” - с гордостью подумал призрак короля.
Я учредил Королевский Совет, членами которого стали выходцы из простых семей, получившие хорошее образование. Прежние королевские советники, которые самозабвенно разоряли казну, манипулируя моим слабохарактерным отцом, были вынуждены бежать от моего гнева. Я всем хотел доказать, что родился для того, чтобы стать освободителем! Франция изнемогала от налогов и прочих бед! Я в сражениях доказал, что Франция - великое государство!- Произнес Филипп-дух.
Ты глупец! - Ответил ему голос проклятого тамплиера.
Когда-то светлый, прекрасный юноша, мечтающий стать реформатором, взял бразды правления в свои руки. Однако, погружаясь в пучину власти, даже чистый, не искушенный в политических интригах государь, стал тем, кем были критикуемые им его предшественники.
… Тридцатилетний Филипп вторгся во Фландрию. Ему наплевать на договоренности с Англией, которой Фландрия принадлежит. Филипп хотел земель, жаждал власти. Земля обагрена кровью тысяч убитых. “Я родился, чтобы править. Моя судьба - моя корона, мой трон” - говорил себе Филипп в часы раздумий, забывая о постулатах, принятых для себя в юности. Власть ради власти. Коварный Филипп нарушал договоры, лукавил, казнил… Король втянулся в огромные долги. Ему нужны баснословные суммы для своих военных кампаний. У него большие планы, амбициозные цели. Соколиный взгляд монарха остановился на высшем духовенстве. “Они обязаны помогать нуждам своей страны!” - решил Филипп Красивый. Тогда и начала набирать масштабы вражда между Папой Бонифацием и королем Франции. Они наперебой издают документы, урезающие права друг друга и регламентирующие всевозможные запреты. Король желает арестовать Папу, Папа, в свою очередь, обещает проклясть короля. Два коррумпированных и прогнивших института власти столкнулись в поединке не на жизнь, а на смерть.
… Дух Филиппа внезапно ощутил себя во плоти. Он с удивлением посмотрел на свои руки. Они были живые, настоящие, не руки призрака, а руки человека. Оглянувшись по сторонам, Красивый обнаружил, что стоит посреди грязного переулка, где, не замечая его, копошились мелкие лавочники, нищие и прочий простой люд. Одет Филипп был очень бедно, на его ногах “красовались” стоптанные туфли. Через их прохудившиеся подошвы он чувствовал сырость и холод. Ненавистный спутник, мстительный дух Жака де Моле, молчал. Король побрел по улице, опасливо сторонясь прохожих. Внезапно его грубо одернули за локоть. Он резко повернулся и увидел женщину. Ее глаза были глубокими и пустыми, уголки рта нервно перекошены. Одета горожанка была очень бедно. Из-под серого чепца выбились волнистые пряди с проседью.
Где тебя черти носят? - Возмущенно спросила она Филиппа, на что он лишь открыл изумленно рот. Между тем женщина продолжала:
Я битый час ищу тебя! Немедленно ступай домой.
Она повернулась спиной к Филиппу и зашагала прочь. Он вынужденно поплелся за ней.
Они свернули в соседний переулок, где от нечистот поднималось едкое зловоние. Филипп скривился и кашлянул. Женщина оглянулась и с презрительной ухмылкой произнесла:
Все никак не привыкнешь?
К чему? - Отдышавшись, спросил Филипп.
К нашему новому месту обитания. А ведь все благодаря нашему королю, чтобы черти его побрали вместе с его женушкой!
Филипп остановился, не в силах понять смысл ее слов. Женщина нетерпеливо махнула рукой и он снова пошел за ней. Они вошли в мрачный домишко. По соседству все дома были так же убоги. В доме царил полумрак. На очаге стоял грязный котелок, из которого густо валил пар.
Садись. Поди, не ел ничего целый день. Бегаю за тобой как собака. - Ворчала женщина, наливая густую жижу из котелка в деревянную миску.
Чем же не угодил вам… нам король? - Осторожно спросил Филипп. Женщина
фыркнула и, всплеснув руками, пустилась в объяснения:
Да ты ведь не хуже моего знаешь! Вспомни, мы ведь жили, как нормальные люди, пока он не проехал со своей свитой по улицам Фландрии! Его женушка увидела, что мы, фламандки, встречаем короля в своих лучших одеждах и решила, что сидим на мешках с золотом. После чего этот пес обложил нас непомерными налогами и - вот! Мы стали нищими. Ты, я, наши соседи…
Она все говорила, а Филипп сжав голову руками, вспоминал события давно минувших дней. Он вспомнил, как супруга его Жанна, увидев фламандок, вышедших нарядными приветствовать своего короля, едко заметила: “Я думала, что здесь только одна королева - я. Оказывается, вон их сколько!”.
Неужели король ничего хорошего не сделал? - Тихо спросил он женщину, принимавшую его за своего мужа. - Он ведь расширил владения Французского королевства, запретил вывоз золота из Франции для Папы…
Услышав эти слова, хозяйка дома печально посмотрела на него и вдруг мягко спросила:
Едва ли нам от этого легче стало жить. Или это сможет вернуть наших детей, умерших от болезней и истощения?
Филипп почувствовал, как в горле у него стоит ком, а глаза зачесались. Женщина подошла к нему и ласково погладила по голове своей огрубевшей рукой. Он вздрогнул и она отняла руку.
Знаю, - с грустной улыбкой сказала бедняжка, - Мои руки уже не так нежны, как прежде, когда я могла себе позволить смазывать их маслом.
Филипп взглянул на нее и, движимый внезапным порывом, схватил ее маленькую ладонь и прижался к ней холодными губами.
На столе в деревянной миске остывала серая жижа, названная обедом.
… Оторвавшись от руки хозяйки, Красивый увидел, что и эта печальная женщина, и убогая обстановка сгинули прочь. Теперь он оказался в комнате, освещаемой единственным факелом. У стены стояло роскошное ложе, устланное дорогими тканями и меховыми покрывалами. Дверь вдруг со скрипом отворилась, впуская в комнату женскую фигурку, тенью проскользнувшую к ложу.
Не мешкай! - Приказала женщина. - Люби меня немедленно!
Филипп понял, что все это происходит неспроста и Провидение вложило в его посмертные приключения тайный умысел. Красивый подошел к искусительнице, распластавшейся на драгоценных мехах. Он увидел, как блуждающее пламя факела осветило атласную кожу голых ног, прекраснее которых Филипп не видел. Женщина привстала на постели и приблизилась к нему. Филипп остолбенел: перед его лицом возникли горящие глаза его прекрасной супруги Жанны. На ее устах играла чарующая улыбка, от обнаженного тела, едва скрытого тонким хитоном, исходил жар. Филипп едва не прокричал ее имя, но, заданный ею вопрос, заставил его усмирить свои чувства.
Как тебя зовут? Хотя это не важно. - Произнесла Жанна. - Выпей вина.
Филипп взглянул на свое отражение в бокале, протянутом прекрасной рукой, и увидел другое лицо. Он предстал перед своей супругой в облике прекрасного светловолосого юноши.
Меня зовут Филипп. - С вызовом сказал он и почувствовал, как щеки его пылают от гнева. Услышав это, Жанна перестала улыбаться.
Замолчи! - Прошипела она. - И не теряй времени зря, жизнь так быстротечна...
В ее глазах мелькнула злая ирония. Филипп знал причину. Жанна была похотлива сверх меры и супруг, занятый государственными делами, в силу усталости не всегда мог удовлетворить ненасытное лоно жены. Поелику королева часто была предоставлена сама себе, она скоро сообразила, как можно скоротать досуг. Нельская башня стала местом ее тайных встреч с любовниками на одну ночь. Красавцы, выбранные из простого сословия, “послужив” на благо отчизне в объятиях королевы, отправлялись прямиком на тот свет ее поверенными. Филипп узнал об этом. Но любовь к блудливой Жанне была так велика, что он простил ее, обвиняя во всем себя. После ее смерти он не познал ни одной женщины и никогда больше не женился.
… Между тем венценосная любовница прильнула к нему и проговорила с хрипотцой:
Он пренебрег мною, моим телом, моим сердцем… Я презираю его за это!
Ведьма! - В ярости воскликнул Филипп. Жанна лишь рассмеялась. Но противостоять чарам возлюбленной не смог и потонул в ее объятиях. А утром он оказался в руках стражников королевы, которые собирались без каких-либо почестей накинуть на него мешок и сбросить с крепостной стены в реку.
Однако дважды умереть ему было не суждено.
… И вот Филипп увидел одну из главных сцен своей жизни - огромный костер, вздымающий свои огненные языки в ночное небо. А в самом его пекле, корчась в мучениях, горел Великий магистр ордена тамплиеров - Жак де Моле. Поистине адская ночь! Роковые слова рыцаря-храмовника рассекли гул толпы:
… проклинаю твой род до тринадцатого колена!..
Король почувствовал, как в груди у него холодеет от ужаса. От взглянул на застывшее лицо своего соратника Ногарэ, но тот, также будучи проклятым в тот злополучный вечер, плотно поджал губы. Филипп увидел, как на лбу хранителя королевской печати выступили крупные капли. “Ему страшно!” - В отчаянии подумал он. Филипп смотрел в толпу. Толпа молчала, что было странно. Ее возбуждение стихло. Простой люд мрачно и тревожно взирал то на костер, то на своего государя. “Они думают о том, что я ограбил тамплиеров, что я ради золота уничтожил их!..” - Пронеслось в голове у Филиппа. И внезапно возле самого уха он услышал знакомый зловещий шепот:
Но ведь это правда, Ваше Величество...
… Филипп сидел на теплом камне, созерцая заплаканными очами прекрасные поля и деревья на лужайках. Легкий ветер шелестел их кронами, тщетно стараясь умиротворить страдающую душу бывшего монарха.
Господи, я прожил свою жизнь впустую… - Произнес Филипп. - Меня не оценил народ. Мои деяния, совершенные во благо государства, были напрасны! Моя супруга… моя Жанна порочила нас обоих. И виной тому я! Я был убежден, что избрал верный путь, путь правителя! Зачем тогда я родился?
Нам пора. - Произнес кто-то за его спиной. Филипп обернулся и увидел Жака де Моле. Рыцарь больше не пугал Красивого обгоревшей кожей и жутким голосом. Он был таким, как в лучшие годы своей жизни. Его голубые глаза смотрели в даль, локоны с благородной проседью трепал теплый ветер. Кольчуга храмовника была тщательно начищена, рука в перчатке сжимала рукоять меча, покоившегося в ножнах.
Куда? - Спросил Филипп.
А куда бы вы хотели, Ваше Величество? - По-доброму усмехнувшись, поинтересовался рыцарь.
Домой… - Ответил король. - Я прожил жизнь впустую.
Вы могли бы остановиться. Но вы сами того не пожелали. Алчность и честолюбие захлестнули вас. Но вы прощены. А я отомщен.
Филипп закрыл глаза и почувствовал невесомость. И чьи-то руки, ласковые и родные, приняли его.
Отправить комментарий