Цель проекта жизнь, но под дурманом тотальной пропаганды, кто всерьез думает, что она одна...
Изменения необходимы, но через классические выборы, изменения нужные людям провести нельзя. Поэтому я кандидат в президенты РФ приглашаю лично Вас и всех Землян потратив минуту на суть - посильно присоединится к созданию и Мировому туру - Главного шоу текущей цивилизации
#выбиРай2018
Невиданное, доступно/ познавательное развлечение гарантировано всем от ру'бля, а творческим и деловым людям - выгода в придачу http://www.kissproject.info/2017/09/blog-post_13.html

Хуторная Елена Пусть вечно цветет мой прекрасный сад





Хуторная Елена

г. Новосибирск

http://e-hutornaya.ru/

spring625@yandex.ru

Пусть вечно цветет мой прекрасный сад

Я любила приходить в это место, место, где соединяются воедино мои мысли о прошлом,

настоящем и будущем. Несмотря на кажущуюся огромную разницу между ними, они всегда

едины, словно сосуществуют в одном и том же пространстве и времени, и потому нет на душе

покоя, если не получается увязать их между собой.

Там, где я любила бывать, уже давно выросло и расцвело огромное прекрасное дерево. Я

любовалась им всякий раз, когда смотрела на него. У дерева был сильный крепкий ствол, по

которому бирюзовыми ручейками шли токи, и огромная, раскидистая, бело-бирюзовая крона.

Когда ветер шевелил листву, было видно, как в ней проблескивают искры то тут, то там. Сама

листва тоже была необычной, это были… денежки. И так как на дереве было очень много

листочков, то можно было представить, как много на нем было денег – просто очень много.

Все эти деньги принадлежали мне. С трудом, с чувством, с помощью великого количества

букв и слов взращенные, они все были заработаны мною, до последней монетки. В них было

вложено так много – время, силы, бессонные ночи, боль и слезы, отчаяние, ни на минуту не

отпускающие сомнения. Счастье, радость, все хорошее, что удалось пережить, все приятное, что



доставляло удовольствие и помогало жить. Бесконечная благодарность за то и другое.

Неудивительно, что дерево выросло таким большим и прекрасным – в нем было столько жизни.

Конечно, я любила свое дерево, радовалась ему, любовалась им. Единственное не

давалось мне – я не могла сорвать с него ни листочка.

Было неясно, что этому мешает. Дерево цвело, и плодоносило, и давно было готово отдать

свои плоды – полновесные, созревшие. И все-таки я не могла их сорвать с веток.

Изредка с дерева слетал листочек или даже несколько, но это было все. Остальные упорно

не шли мне в руки.

Рядом с прекрасным бело-бирюзовым искристым деревом росло коричневое нечто.

Полузасохшее, нелепо искривленное, давно потерявшее цвет и вид, и все-таки оно, в отличие от

дерева, все еще способно было давать плоды, которые могли насыщать. Его давно пора было

вырвать с корнем и перестать жалеть и сокрушаться о том, что это нечто вообще когда-то

оказалось в моем саду. Хотя разве так все начиналось?

Когда-то это было очень даже милое растение – оно радовало, поддерживало, любило. Кто

знает, отчего они начинают чахнуть? Им начинает не хватать света, влаги, микроэлементов, нашей

любви, в конце концов. Иногда только и остается, что позволить им умереть. Умереть

отношениям, которые хотя и удовлетворяют еще некоторые потребности, но на место которых в

саду давно просится что-то другое – красивое, желанное, обильное.

Но рука не поднималась окончательно разделаться с этим нечто, а само оно не умирало, и

от этого брали досада и отчаяние. Хотелось жить по-настоящему, а не в ожидании чего-то,

связанной по рукам и ногам, не имея возможности получить то, в чем так давно нуждаешься,

делиться тем, чем так хочется поделиться, чего так много накопилось в душе и в мыслях.

Я надеялась, что вопрос с нечто, которое так мешало мне, решится сам собой, как-нибудь.

Может, придет кто-то, кто поможет мне справиться с ним. Или само нечто окончательно захиреет

и освободит меня от себя. Кто знает, может, оно даже могло бы переродиться во что-то иное, что

снова могло бы украшать мой сад.

С мыслью об этом я начинала снова поливать нечто, удобряла его, призывала к нему

солнышко и желала ему всего самого хорошего. Но на нечто, кажется, ничего не действовало. Оно

продолжало жить все так же вяло, безрадостно, ему не становилось ни лучше, ни хуже. И когда я

видела это, чувство надежды во мне сменялось почти ненавистью. Руки опускались, уже ничего не

хотелось делать, оставалось только одно желание – чтобы его не стало, и я даже, в общем-то, не

пыталась это скрывать.

Однако и само нечто не умирало. Ему вообще, кажется, было все равно, что я испытываю.

Равнодушие – самое ужасное, с чем можно иметь дело.

Я не понимала, ради чего оно живет, и от этого мои мысли становились еще мрачнее.

Было совершенно непонятно, как с ним справиться. Я так нуждалась, чтобы кто-то помог мне,

нужна была какая-то подсказка – что с этим делать??? Но Вселенная молчала, словно вовсе забыла

Я пошла на берег, к морю. Еще одно место, где мне было хорошо, даже когда было совсем

Тепло, светло, такой нежный песок, такое бирюзовое море, легкий ветер приятно овевает

лицо и колени. На песке разбросаны игрушки маленького мальчика – моего сына. Он всегда где-то

рядом со мной – в мыслях и пространстве. Звездочка моя.

На воде я вдруг заметила тот же самый блик, за которым мне так нравилось наблюдать в

последнее время. Я знала, что там и почему он так меня манит. В нем нашли отражения все те, кто

так нравился мне, мысль о ком грела и поддерживала. Я хотела, чтобы из этого когда-нибудь

выросло еще одно прекрасное дерево в моем саду. Чтобы оно росло, цвело и приносило свои

плоды, давало тень и прохладу, шелестело листьями над головой.

В моем саду давно было отведено место для этого дерева, и так хотелось, чтобы там, в

земле, уже зрело семечко, из которого оно должно было вырасти. Может, оно уже зрело?

Земля в моем саду истомилась в ожидании рождения чего-то нового, во что можно было

бы вливать свои соки и силы, что пустило бы в нее свои корни и питало бы ее саму. Что держало

бы ее, наполняло бы ее, чему можно было быть благодарной и что было бы благодарно ей.

Единственное, чего я опасалась, это что то самое коричневое нечто помешает расти

новому. О чем бы я ни думала, о каком будущем ни размышляла бы, все упиралось в него –

полузасохшее, полуживое, не способное ни жить полноценно, ни умереть наконец. Всему оно

мешало, любую мысль стопорило. Мысль… А ведь, да, мысль.

Меня вдруг осенило – ведь это мои мысли, моя душа, это место, где я все обустраиваю,

как сама того хочу. Когда я успела забыть, что я сама хозяйка себе и всему, что со мной

происходит? В какой момент я решила сидеть и ждать, что кто-то придет и поможет мне сделать

то, что могу сделать только я сама? Разве может кто-то сделать за меня мой выбор, решить за

Наше великое благо – иметь право выбирать. Порой этот груз ответственности давит,

кажется, что проще было бы обойтись без него, что лучше было бы, если бы кто-то пришел, угадал

наши желания и сделал все, как мы хотим. Но штука в том, что пока мы не знаем, что нам делать,

мы и желаний, значит, настоящих не имеем. Потому что как только мы точно определяемся со

своими устремлениями, тут же становится ясно, что нужно сделать, чтобы реализовать их.

Мое желание – не жалеть себя, глядя на то, как попираются мои мечты. Не быть хорошей,

сохраняя жизнь тому, что давно отжило свое. Не упиваться чувством безысходности, находя все

новые поводы для бездеятельного ожидания. Не чувствовать себя жертвой, снимая с себя

ответственность за происходящее со мной и ожидая готовых решений, которых – что очевидно –

как не было, так и не будет.

Мое желание – жить легко и радостно. Жить, чувствуя изобилие окружающего мира, в

равной степени отдавать и получать. Следовать за своими желаниями, то есть осуществлять их и

позволять возникать новым желаниям, а значит, давать себе возможность развиваться, а не

топтаться, стоя на месте.

И все, что мне мешает на данном этапе двигаться дальше, это полузасохший куст в моем

саду, который только потому и не умирает, что должен преподать мне этот последний урок – если

хочешь сделать что-то, сделай это. Не жди, пока само решится, пока кто-то сделает это за тебя.

Если хочешь, чтобы стало лучше, сделай, чтобы стало лучше. Если ты действительно хочешь

этого, ты сможешь.

Я обернулась в сторону сада, несколько секунд смотрела, как плавно колышется крона

бело-бирюзового дерева. Почувствовала, что все решила и разрешила уже себе. Свобода – это так

просто; так приятно, когда мы наконец позволяем себе быть свободными.

Я вернулась в сад, надела перчатки и начала выдирать иссохшее нечто из земли. Не

стоило никаких сожалений то, что я делала наконец-то, и подтверждением этого было то, как

легко, без всякого сопротивления неказистый кустарник вышел из земли, словно и не держался

уже давно за нее. Не так много времени понадобилось, чтобы собрать все вырванные плети,

сложить их и охапкой вынести туда, где от них должно было быть больше всего толку – в

компостную кучу.

В саду, там, где недавно росло и чахло то, что так мне мешало, образовалось голое, пустое

место. Всклокоченная земля, так долго скрывавшаяся под тенью веток и вдруг беспощадно

открытая солнцу, смотрелась так жалко… По душе прошелся холодок сомнения – а правильно ли

я сделала? И не было ли мое решение слишком импульсивным? Тем более что это растение было

не совсем уж бесполезным… Справлюсь ли без него?

В голове пронеслась картинка, как я возвращаюсь на компостную кучу, выбираю ветки

поживее, нахожу им место в своем саду – может, приживутся еще, может, надо спасти,

посочувствовать, проявить милосердие… При этой мысли снова словно туча наползла на небо над

моим садом. Нет. Не хочу. И не буду, потому что имею полное право на это, беру за это

ответственность на себя. Не хочу спасать, не хочу бояться за себя так, чтобы это мешало мне быть

той, кто я есть, кем хочу стать. Пора двигаться дальше, а чтобы делать это, всегда нужно

расчистить в своей жизни место для нового. И пусть случится то, что должно случиться.

Разровняла землю, убрала весь мусор… Ба, что это? Свежий зеленый росток. Мое новое

дерево, которого я так ждала. Только у него будут не листочки-денежки, а листочки-сердечки. А

ведь не выдернула бы свое нечто, может, и не проросло бы оно…

Тая в душе радость и стараясь не расплескать ее раньше времени, я продолжила наводить

порядок в своем саду, и не заметила, как с бело-бирюзового дерева слетел один листочек, потом

второй, третий, и вот уже они падают один за другим, превратившись в настоящий листопад.

Листья отрывались от веток, кружили в воздухе, оседали на траву, а на их месте вырастали новые,

и это было так красиво, так захватывающе.

Тут и звездочка моя подоспела, заинтересовавшись происходящим. Сын начал гоняться за

листьями-денежками, вороша их, подбрасывая охапками в воздух и заливаясь от этого смехом. Я

тоже улыбалась, глядя на него. Когда ему надоело это занятие, он снова начал что-то строить и

мастерить в стороне, а я вернулась к своим делам. Предстояло собрать все листочки, чтобы

использовать их, как давно было запланировано, – для дела, для жизни, для радости и

удовольствий.

Так легко, так радостно на душе, так просторно и свободно. Солнце пробивается сквозь

листву денежного дерева. Шелестят листья. Быстро и красиво растет дерево любви. Столько еще

свершений впереди. И, как всегда, все к лучшему, лишь бы хватало сил справляться с этим,

никогда не забывая о том, что в конечном счете все зависит только от нас.

Хуторная Елена

spring625@yandex.ru

http://e-hutornaya.ru/

Отправить комментарий